Молодежная политика в Кабардино-Балкарии в контексте общероссийских и региональных проблем

Т.В. Саенко,

заместитель Председателя Парламента

Кабардино-Балкарской Республики,

кандидат педагогических наук

На современном этапе развития российского общества, в эпоху глобализации, развития новых технологий, в ключе задач комплексной модернизации страны особое значение приобретает работа с молодежью. Именно молодежная среда имеет мощный инновационный потенциал, поэтому деятельность государства должна способствовать самоорганизации и самореализации молодежи, развитию ее творческой активности, внедрению молодежных инновационных проектов в части модернизации экономики и общественных отношений.

По мнению известного немецкого социолога Карла Манхейма, молодежь ни прогрессивна, ни консервативна по своей природе, она готова к любому начинанию [3, с. 253]. Это актуализирует задачу общества и государства посредством продуманной, научно обоснованной молодежной политики создать благоприятные предпосылки для направления энергии молодых людей в созидательное русло, включая механизмы поддержки их инициатив, оказание помощи в определении и реализации их общественных интересов, потребностей, жизненных перспектив.

Необходимость разработки особой политики государства по отношению к молодежи подтверждает международный опыт. Об этом убедительно свидетельствует практика осуществления молодежной политики (ее закрепление в конституциях) в зарубежных странах. По данным ООН, к началу 2000 г. в мире насчитывалось более 140 стран, принявших специальные законодательные акты по вопросам развития и социальной защиты молодежи; около 90 стран имеют на высшем государственном уровне органы и структуры, непосредственно вырабатывающие и координирующие государственную молодежную политику [7, с. 130].

В Российской Федерации отдельные аспекты государственной молодежной политики нормативно закреплены в ряде различных концепций и специальных программ, таких, как: Концепция государственной молодежной политики в Российской Федерации; Стратегия и основные направления государственной молодежной политики в Российской Федерации на период до 2012 года; Подпрограмма «Обеспечение жильем молодых семей» федеральной целевой программы «Жилище» на 2011-2015 годы»; Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации» на 2011-2015 гг., Концепция государственной молодежной политики в субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ, до 2025 года и др.

Вместе с тем, как отмечают многие исследователи, законодательная база государственной молодежной политики в России сегодня лишена целостности, во многом устарела и не соответствует современной политической и социально-экономической ситуации.

Изучение вопроса законодательного регулирования молодежной политики свидетельствует о том, что только в 1991 году был принят Закон СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР». Ранее, в 1967 и 1977 годах, ЦК ВЛКСМ инициировались два аналогичных законопроекта, которые так и не были приняты.

С распадом СССР в декабре 1991 г. история Закона СССР «Об общих началах государственной молодежной политики в СССР» как юридического акта завершилась: он не вошел в состав нормативных правовых актов Российской Федерации. Но это был финал Закона только по форме; его концепция, содержание, сформулированные правовые нормы продолжали оказывать решающее воздействие на весь процесс строительства правовых основ государственной молодежной политики, по крайней мере, до конца 1990-х годов. В этот период были приняты законы о государственной молодежной политике (в некоторых случаях ‒ о молодежи, о молодежной политике, о региональной государственной молодежной политике и т.д.) примерно в 50 субъектах Российской Федерации. Однако на федеральном уровне закона по-прежнему нет: на принятый в 1999 году Федеральный закон «Об основах государственной молодежной политики в Российской Федерации» президент Ельцин наложил вето, которое депутаты Госдумы не смогли преодолеть [1].

По мнению многих исследователей проблем молодежи, и законодательная, и организационная, и финансовая составляющие государственной молодежной политики за почти два десятилетия развивались по известной формуле «шаг вперед ‒ два шага назад». Государственное управление в рассматриваемой сфере ослабло из-за недостаточного обеспечения межведомственного взаимодействия органов и учреждений, работающих с молодежью, многократного их реформирования и последующей ликвидации. Так, начиная с 1991 года, органы государственной власти РФ, в полномочия которых входили разработка и реализация государственной молодежной политики, претерпевали реорганизацию более 10 раз. Они функционировали и как отдельная структура в составе Правительства России (Госкомитет по делам молодежи), и как структурные подразделения (департаменты) в составе министерств труда и социального развития, образования и науки, спорта и туризма. Это, в свою очередь, подтверждает фактическое отсутствие у государственной молодежной политики официально признанного статуса, что не только не позволяет решать необходимые задачи, но и создает многие проблемы.

В последние годы органами государственной власти Кабардино-Балкарской Республики стало уделяться более пристальное внимание проблемам молодежи, формированию и развитию системы региональной молодежной политики, направленной на обеспечение правовых, организационных и экономических условий для самореализации личности молодого человека, развития молодежных и детских общественных объединений. С этой целью создана соответствующая нормативно-правовая база: республиканские законы «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений» (2006 г.), «О молодежной политике в Кабардино-Балкарской Республике» (2007 г.), «О детско-юношеском и студенческом спорте» (2008 г.), «Об охране семьи, материнства, отцовства и детства» (2008 г.) и др.

Но молодежная политика – это не только и даже не столько нормативные акты. Это сложная динамическая система, в которой функционирование каждого компонента подсистемы должно подчиняться главной цели – созданию условий для свободного развития личности, раскрытия индивидуальных склонностей и способностей, а также подготовки молодого поколения к выполнению общественно значимых социальных ролей.

В условиях многонациональной, поликонфессиональной социокультурной среды Кабардино-Балкарской Республики одной из ключевых задач государственной политики является формирование установок толерантного сознания и поведения молодежи, веротерпимости и миролюбия, профилактика различных проявлений экстремизма и противодействие им. Учитывая, что возрастная группа от 15 до 29 лет составляет 26,5% (т.е. почти треть) от общей численности населения КБР [2, с. 40], необходимость решения данной задачи еще более актуализируется.

Следует подчеркнуть, что этот вопрос не может быть заключен в определенные временные рамки каких-либо целевых программ и планов – он имеет непрерывный, долгосрочный характер. На наш взгляд, в решении задач формирования установок толерантного поведения у молодежи, профилактики национализма и экстремизма не на должном уровне используются возможности системы образования и средств массовой информации, без скоординированного взаимодействия которых с органами государственной власти и общественными организациями решить указанные проблемы невозможно. Необходимо стимулировать противодействие негативным проявлениям в молодежной среде, налаживать и повышать эффективность межэтнического и межконфессионального диалога. Это позволит создать предпосылки для снижения социальной напряженности и формировать основу созидательного процесса в обществе.

Можно выделить две группы факторов, способствующих возникновению асоциальных явлений в молодежной среде Кабардино-Балкарии.

К первой группе относятся общие тенденции современной российской действительности, оказывающие негативное влияние на воспитание детей и молодежи. Это культивирование на ТВ и в сети Интернет насилия, «суперменства», быстрой наживы; кризисное состояние современной семьи в России; техногенное отчуждение (включая нервно-психологические перегрузки), ставшее атрибутом современной индустриальной цивилизации, глобальная информатизация, уводящая детей из мира реального в мир виртуальный; отсутствие продуманной общенациональной идеи; высокий уровень социального неравенства и отсутствие ясной жизненной перспективы у молодежи из семей с низкими доходами и др. В общественном сознании начали доминировать материальные ценности в ущерб духовным, а материальное благополучие стало основным критерием оценки жизненного успеха или уровня самореализации граждан.

Ко второй группе относятся общие факторы конфликтогенности, способствующие нарастанию межэтнической напряженности в Северо-Кавказ-ском регионе. Среди них можно назвать основные: полиэтничность населения, увеличивающая вероятность того, что в контакт войдут представители разных национальностей, а значит, уже существует объективная предпосылка для межнациональных конфликтов; высокий уровень безработицы в национальных республиках Северного Кавказа; при высокой плотности населения и переизбытке трудовых ресурсов – ограниченность ресурсов сырьевых и земельных, что неизбежно приводит к спекулированию данными вопросами; всплески религиозного экстремизма, жертвой которого, как правило, становятся молодые люди с неустойчивым самосознанием.

Следует также учесть, что показатель доли молодежи в общей структуре населения Северо-Кавказского федерального округа является одним из самых высоких показателей в Российской Федерации. По данным Всероссийской переписи населения 2010 года, в СКФО проживало 2,8 млн. молодых людей в возрасте от 14 до 30 лет, что составляет 30,5% общего числа жителей. В целом по стране средняя доля молодежи в структуре численности населения не превышает 25,4% [6].

В Кабардино-Балкарии существенным фактором риска является также проблема молодежной безработицы. В 2011 г. доля безработных молодых людей в возрасте от 20 до 29 лет составила 33,8% от общей численности безработного населения КБР, зарегистрированного в органах занятости [2, с. 58]. Общеизвестно, что нынешняя система образования недостаточно адаптирована к потребностям рынка труда как в количественном, так и в качественном отношении. Если учесть, что Кабардино-Балкарская Республика является традиционно трудоизбыточной, то острота проблем молодежной занятости становится очевидной.

Важным фактором повышения уровня занятости молодежи может стать развитие малого бизнеса. Одной из форм поддержки молодежного предпринимательства в республике является предоставление на конкурсной основе субсидии на реализацию инвестиционных проектов (бизнес-идей) в размере до 300 тыс. рублей студентам и выпускникам высших и средних учебных заведений (в возрасте до 30 лет), зарегистрированным в качестве субъектов малого и среднего предпринимательства и осуществляющим свою деятельность не более одного финансового года [4]. Так, по данным Министерства экономического развития КБР, за период 2006-2010 годов было поддержано 87 молодежных бизнес-проектов на общую сумму 32,71 млн. рублей, из них большая часть (54%) – в области сельского хозяйства. А в 2011 году победителями в конкурсах на лучшую бизнес-идею были признаны 96 предпринимателей, выплачены гранты на реализацию идей в сумме 26250 тыс. рублей.

Помимо этого, ежегодно в рамках Программы дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда в Кабардино-Балкарской Республике на обеспечение занятости молодежи направлены такие мероприятия, как: стажировка выпускников образовательных учреждений профессионального образования в целях приобретения ими опыта работы; содействие самозанятости безработных граждан путем выделения им единовременной финансовой помощи на организацию собственного дела; стимулирование работодателей, осуществляющих деятельность в субъектах РФ, не входящих в состав СКФО, к замещению свободных рабочих мест (вакантных должностей) гражданами, признанными в установленном порядке безработными, и гражданами, ищущими работу, проживающими в КБР [5].

В последние годы особое значение приобретает включение молодежи в управление государственной молодежной политикой и реализацию программ деятельности органов государственной власти КБР в части, которая касается молодежных вопросов. В основном, это проявляется через деятельность молодежных общественных объединений, реализацию программ и проектов, которые получают государственную поддержку. В республике созданы и успешно функционируют такие структуры, как Молодежное правительство и Молодежная палата при Парламенте КБР, которые, по сути, являются проводниками мыслей, идей и посылов молодежи.

С 2011 г. начата работа по созданию молодежных совещательных структур при органах местного самоуправления муниципальных районов и городских округов КБР. Однако необходимо отметить, что на местном уровне процессы самоорганизации молодежи проходят недостаточно активно. В данной ситуации особого внимания требуют вопросы кадрового обеспечения работы с детьми и молодежью, создания во многом новых институтов основных агентов социализации и воспитания молодого поколения, обеспечения компетентностного подхода к их подготовке. Специалисты, работающие с современной молодежью, должны обладать достаточным багажом знаний в области педагогики, психологии, основ мировых религий (чтобы уметь грамотно вести межконфессиональный диалог), владеть навыками в области информационно-коммуникационных технологий, методами проектной деятельности, групповой работы и т.д. Вряд ли сегодня можно утверждать, что в республике достаточно разносторонне подготовленных кадров, владеющих современными и эффективными методиками работы с молодежью. На наш взгляд, решение данной проблемы следует начать с направления на курсы повышения квалификации или переподготовку в ведущие российские центры специалистов по делам молодежи местных администраций. Ведь именно такие специалисты на местах должны быть организаторами молодежной политики, генераторами интересных идей, объединяющими вокруг себя молодежный актив района, города, села, который, в свою очередь, будет работать и со своими сверстниками из «группы риска». Причем работа с молодежью должна включать в себя не только проведение культурных, спортивных мероприятий – она обязательно должна иметь идеологическую составляющую, а это требует соответствующей подготовки.

Обобщая изложенное, можно сделать следующие выводы.

1. На наш взгляд, на современном этапе развития российского общества государственная молодежная политика должна рассматриваться:

— в концептуально-методологическом плане – как деятельность государства по выработке доктрины, концептуальных направлений молодежной политики;

— в организационно-управленческом плане – как целостная система нормативно-правового обеспечения, социально-экономических и организационных мер, гарантирующих социально-правовую защищенность молодого поколения, реализацию его права на свободное социальное развитие, творческую инициативу в соответствии с интересами, склонностями, физическими возможностями молодых людей и с учетом интересов реформирующегося общества, его прогресса.

2. Процесс выработки молодежной политики связан с усложнением условий воспроизводства трудовых и интеллектуальных ресурсов общества на нынешнем этапе мировой экономики, кризисом традиционных институтов социализации молодого поколения, прежде всего – семьи и школы, усложнением структуры самого общества и возрастанием в нем роли молодежи. Как правило, в зоне молодежной политики находятся граждане в возрасте 14-29 лет, поэтому именно в данный период важны государственная поддержка и стимулирование потенциала молодежи.

3. Молодежная политика должна основываться на комплексном изучении молодежной субкультуры, специальной подготовке кадров для работы с молодежной аудиторией, повышении роли общественных и государственных институтов (партий, профсоюзов, традиционных религиозных конфессий, молодежных и юношеских организаций, школы, семьи и др.) в вопросах воспитания, возрождении самоуправления молодежных ассоциаций, их самодеятельности, инициативы, стремления к инновациям, живому делу.

 

Список литературы

1. Ильинский И.М. Государственная молодежная политика: уроки недавнего прошлого. – http://www.ilinskiy.ru/publications/stat/gosmolpol.php.

2. Кабардино-Балкария в цифрах: Статистический ежегодник. – Нальчик, 2012. – 340 с.

3. Манхейм К. Избранное: Диагноз нашего времени. – М.: Говорящая книга, 2010. – С. 253.

4. Постановление Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 9 апреля 2008 г. № 76-ПП «О поддержке молодежного предпринимательства в Кабардино-Балкарской Республике».

5. Постановление Правительства Кабардино-Балкарской Республики от 25 января 2012 г. № 9-ПП «О Программе дополнительных мер по снижению напряженности на рынке труда в Кабардино-Балкарской Республике в 2012 году».

6. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 17 апреля 2012 г. № 506-р «Об утверждении Концепции государственной молодежной политики в субъектах Российской Федерации, входящих в Северо-Кавказский федеральный округ, до 2025 года» // Собрание законодательства Российской Федерации. – 23.04.2012. – № 17. – Ст. 2062.

7. Скробов А.П. О некоторых новых подходах к молодежной политике в условиях реформ // Социально-политический журнал. – 1998. – № 3. – С. 129-140.

This entry was posted in Доклады. Bookmark the permalink.

Comments are closed.