Воспитание патриота невозможно без должного внимания к теме детства

А. Ф. Радченко,

руководитель ФКУ «Аппарат Общественной палаты РФ»,

кандидат политических наук

Будущее России зависит напрямую от результатов патриотического воспитания молодежи, говорил Президент РФ Владимир Путин в своем Ежегодном Послании Федеральному Собранию РФ 12 декабря 2012 года. «Именно в гражданской ответственности, в патриотизме вижу консолидирующую базу нашей политики», — сказал он,- «Быть патриотом значит не только с уважением и любовью относиться к своей истории, а прежде всего служить обществу, своей стране… Ответственность за страну формируется не лозунгами и призывами, а когда люди видят, что власть прозрачна, доступна и сама вкалывает во имя страны, региона, поселка и каждого гражданина, учитывает общественное мнение».

Внимание к теме патриотизма тем или иным образом отражено в документах «Доктрина информационной безопасности РФ» (2000), «Стратегия национальной безопасности до 2020 года» (от 2008 г).

Некоторые элементы патриотического воспитания рассмотрены в «Стратегии развития информационного общества в РФ» (2008 г) и «Основах государственной политики РФ в сферах правовой грамотности и правового сознания» (2011 г). Анализ всех вышеперечисленных документов показывает, что патриотическое воспитание молодежи строится исключительно на пробуждении в них чувства любви к своей родине, при этом по модели образца прошлых эпох.

К числу главных врагов развития патриотизма в молодом обществе часто относят СМИ и прочие гражданские институты, не прилагающие усилий в сохранении прежних атрибутов патриотического, а чаще военно-патриотического, воспитания молодежи. Даже среди мер рекомендаций круглого стола в Совете Федерации РФ с участием Комитета по безопасности, Комитета по обороне, Комитета по делам общественных и молодежных движений, Комитета по делам религии развитие темы патриотизма рассматривали преимущественно в контексте военно-патриотического воспитания молодежи, кадетского движения, влияния и роста движения ДОСААФ и т. д. Безусловно, развитие региональных межведомственных координирующих центров патриотического воспитания молодежи это совсем и неплохо. Только нам такой подход представляется однобоким и требует более комплексного решения.

Приведем еще одну цитату из Послания Президента РФ Федеральному Собранию РФ: «Сегодня российское общество испытывает явный дефицит духовных скреп, милосердия, сочувствия, сострадания друг другу, поддержки и взаимопомощи — дефицит того, что всегда, во все времена делало нас крепче, сильней…».

В 2008 году фонд «Мое поколение» выступил с инициативой проведения форсайт-проекта «Детство 2030». Проект позволил на период с 2012 по 2020 год выделить зоны социального напряжения для России – временные интервалы, на протяжении которых будут происходить значительные изменения в структуре нашего общества. Международная методологическая ассоциация, опросив экспертов, выделила три зоны напряжения: 2012-2016 демографический кризис, 2014 -2018 – кризис, вызванный миграционными процессами,2015-2020 – кризис российской семьи. Анализируя зоны рисков, методологи предложили решение стратегического характера: изменение общественного отношения к детству может способствовать поиску эффективных решений выхода из кризисных ситуаций.

Из вышесказанного можно выдвинуть гипотезу, что задачи патриотизма решать нужно и важно в контексте с происходящими в обществе процессами. Они тесно связаны с миграционными процессами; процессами, связанными с изменениями модели семьи, процессами поиска диалога между поколениями и другими.

Число россиян неумолимо сокращается. К 2030 году один молодой россиянин будет кормить четырех пенсионеров.

«Число россиян работоспособного возраста будет только сокращаться. А количество мигрантов увеличиваться, — заявляет Анатолий Вишневский, профессор Высшей школы Экономики (НИУ) — Сокращение населения само по себе крайне нежелательно, оно лишает общество напора, динамизма, свойственного растущему населению. Такое сокращение вдвойне нежелательно в России с ее огромной территорией, значительная часть которой слабо заселена и освоена… Это серьезный вызов для российского общества, которое к нему не готово. Принимающее общество несет ответственность за соблюдение формальных прав мигрантов, чтобы приезжие имели возможность участвовать в экономической, социальной и культурной жизни общества»[1].

Кто он — типичный мигрант сегодня. Исследования центра трудовой занятости ВШЭ (НИУ)[2] свидетельствуют, что в основном он — мужчина, выходец из Средней Азии, как правило, женатый.. 95% таджиков работают в России. 60% — в Москве. Большую часть заработанных денег (примерно 300 долларов) он отсылает семье на родину. Присутствие его не влияет на рынок труда. Сферы деятельности, где он занят не интересны аборигенам.

Но почти 40% россиян настаивают на том, что России не нужны никакие мигранты[3]. Еще около четверти настаивают, что страна может обойтись силами мигрантов на время. Если мигранты нужны на время, значит им не нужно адаптироваться. Если приезжие живут анклавами и не адаптируются, они несут сюда привычки своего общества. Чужие привычки раздражают носителей титульной нации. Возможны конфликты на национальной почве.

На волне ксенофобии возможен подъем уровня национализма. Причем, обусловленный не любовью к своей нации, а неприятием других. К сожалению, в нашем обществе распространено ложное представление о сопряженности национализма и патриотизма.

Острой проблемой сегодня является неготовность наших школ к обучению трудовых мигрантов, — пишут Ярослав Кузьминов, Исак Фрумин в аналитическом докладе Высшей школы экономики по модернизации российского образования (глава «Кризис традиционной модели детства») – В последние годы поликультурность стала одним из доминирующих подходов в школьном образовании на Западе. Школьников учат смотреть на историю и социальные проблемы через призму разных культур. Широко распространены практики толерантности. Помимо изучения государственного языка страны расширяется изучение иностранных языков и языков других народов своей страны.

При этом у ребенка усиливается ощущение принадлежности к своей нации и культуре. Это еще более позволяют ребенку в поликультурном обществе ощущать себя носителем культуры своей страны. Можно привести массу примеров, когда маленькие русские дети, тесно общающиеся с носителями других культур и говорящие на двух и более иностранных языках, очень остро ощущают себя носителями русской культуры и гражданами России, потому что этот вопрос встал для них ранее, чем у ровесников, живущих в монокультурном обществе. То же касается и воспитания патриотических чувств.

Так почему патриотизму нужно учить с детства? Этот вывод сделан на том очевидном основании, что между детьми значительно меньше социальных, культурных и национальных различий, чем между взрослыми.

Не менее важно работать с семьей. Если в семье сильны антипатриотические настроения, если в семье говорят «эта страна» или пренебрежительно «совок», то никакими патриотическими мероприятиями исправить ситуацию практически невозможно.

Что касается основ знаний государственности у самих родителей, то здесь вообще больше мифов, чем правды. Вопиющая правовая безграмoтность взрослых россиян — это реалии нашего дня.

Изменение традиционной модели семьи, утрата части традиций, преемственности поколений — все это колеблет не только основы семьи, но и

сказывается на представлении о патриотизме. Патриотизм — это еще и умение так вести семейные разговоры, чтобы у молодого поколения не вырабатывался ранний цинизм. Возможно, в каждой школе должны быть своего рода семейные кафе, где родители, ожидая своих детей, могли поинтересоваться у учителя не только успеваемостью своего ребенка, но и его «душевным» самочувствием.

Патриотизм начинается со связи ребенка с его малой родиной. Если посмотреть на результаты «Мониторинга экономики домохозяйств РФ» Высшей школы экономики, № 57, (опросы руководителей школ), то оказывается, что большинство учеников сельских школ хотят уехать со своей малой родины. И их поддерживают в этом их собственные родители. Что называется – без комментариев.

Мы привыкли размышлять о патриотизме, апеллируя преимущественным образом к государственным символам власти (герб, гимн, Конституция). Но вот одно простое исследование учительницы из глубинки. Что касается основ знаний государственности у самих родителей, то здесь вообще больше мифов, чем правды, — пишет на портале Polit.ru заместитель директора средней школы подмосковного города Подольска Л.А. Голубева. В 2002 году исследовала проблему социальной дезадаптации людей своего города. Оказалось: 80% родителей учащихся не знают содержания Конституции РФ, текст основного закона есть дома всего лишь у 11% семей. Только 29% оказались знакомы с законом о правах потребителей. Около 60% озабочены криминальной обстановкой в стране и ростом асоциального поведения, 40% семей имеют доходы ниже прожиточного минимума.

Оставим в покое внешние «атрибуты» патриотизма взрослых и обратимся к реальным ощущениям россиян. Перед нами последние данные исследования Фонда «Общественное мнение» (ФОМ) от 2 декабря 2012 года. В опросах приняли участие представители из 43 субъектов РФ. Вопросы касались отношения россиян к патриотизму. Оказалось, что себя считают патриотами 64% россиян, для сравнения в 2006 году таковыми считали себя 57% взрослого населения страны. В то же время не считают себя патриотами сегодня 26% людей. В то время, как в 2006 году «отказали» себе в патриотизме около 30% взрослых.

Больше людей, считающих себя патриотами среди жителей Москвы 81% и у так называемой группы «электорат Прохорова» — это те люди, которые в марте 2012 года голосовали на выборах за кандидатуру Михаила Прохорова. Их около 78%.

Самое большее количество людей, не считающих себя патриотами, мы находим среди жителей сел, и среди электората ЛДПР.

Эксперты подняли в своем исследовании не менее важную тему — доверия в обществе. Какую часть общества вы считаете патриотами своей страны? Оказалось — меньшинство. Очень маленькую часть нашего общества можно назвать патриотами. Причем, в 2001 так считало 42% людей, сегодня так считают чуть меньше -36%.

Важно понять, в чем выражается патриотизм на современном этапе. В первую очередь, это такие приоритеты, как «вера в Россию, уважение к родине, любовь к своему краю, все равно любят родину несмотря ни на что». Вторая группа ответов основывается на том, что основу патриотизма составляет труд на благо родины: «Патриоты трудятся на благо родины. Работают добросовестно на благо родины».

Любопытны в этом исследовании интересы молодых россиян, вчерашних школьников. Эту группу россиян исследователи ФОМа опрашивали на предмет отношения к нашей стране других государств. Как воспринимают нашу страну представители других народов. «Плохо принимают» — в этом уверены 29%, молодых россиян. В том, что «уважают», уверены 70% молодых людей. И 63 % молодых людей из России уверены, что нашу страну боятся.

Чуть выше мы поднимали тему доверия россиян друг другу. Нам важно понять, в каком психологическом климате живет молодое поколение РФ. Тему доверия подняли и социологи Высшей школы экономики. Оказалось, что исследований на эту тему в России практически нет. Французские исследователи темы Янн Алган и Пьер Каго в статье в Национальном экономическом журнале (Quarterly) «Регулирование и недоверие» поставили Россию во главе списка стран, где самая высокая доля граждан уверена в том, что достижение во власти непременно предполагает коррупцию. Во французском исследовании отмечено, что самым высоким индексом доверия в обществе друг другу обладают граждане Норвегии — 68%, во Франции он средний — 22%, а вот в России вопиюще низкий — 12%.

Зачем нам важно поднять тему доверия? Она красноречиво свидетельствует о том, что юношеское поколение смотрит в свое будущее через призму недоверия взрослого населения ко всему тому, что делается в государстве. У такого общества нет и просто не может быть героев-патриотов — «ну, какой же он герой, наверняка выгоду какую-то преследовал». И слова о патриотизме не подкрепляются ничем, кроме новых лозунгов.

Основным фактором, влияющим на патриотическое воспитание молодежи, говорили участники круглого стола в Совете Федерации, является потеря «базисных ценностей гражданственности и патриотизма и преемственности поколения». Среди конкретных предложений — «увеличить количество передач на военно-патриотическую тему и передач, пропагандирующих службу в армии».

Фонд «Мое поколение» исходит из того постулата, что работать в этой сфере через существующие институты можно и нужно, но не менее важно сначала перестроить их работу в более качественном направлении. Например, возьмем сферу демографии и миграции. Если мы приходим к понятию, что патриотизм заключается в становлении сильной и большой нации, способной переварить определенное количество мигрантов, желающих жить по нашим правилам, необходимо добиваться ввода в школу программ адаптации детей- мигрантов.

В свою очередь, устранить негативные моменты влияния семьи можно лишь через добровольные школы родительского всеобуча, институт подготовленных школьных психологов, обучением родителей в социальных сетях.

Преодолеть негативное влияние телевидения и СМИ можно поддержкой альтернативных программ, общественным родительским контролем, поддержкой родительских организаций, проводящих общественную экспертизу.

Если сегодня имеются, как говорили на совещании в Совете Федерации, около 1000 военно-патриотических клубов и центров, объединенных одной патриотической идеей, то и этот ресурс становится одним из самых важных в распространении через региональных представителей еще и образцов положительных практик. Причем, мы уверены, что дела тогда пойдут хорошо, когда взрослые начнут учитывать при составлении своих планов еще и интересы детей.

Таким образом, фонд «Мое поколение» предлагает серьезно подумать над ранним приобщением ребенка к трудовой деятельности. Причем, не в таких формах как раньше. Сегодня мы ориентируемся на интерес ребенка. Не просто кружки, развивающие ребенка. А кружки, развивающие и приобщающие ребенка к взрослой самостоятельной и ответственной жизни.

Попробуем рассмотреть эту ситуацию в контексте опросов выпускников вузов в 2007-2009 годах. Перед нами глубинные опросы Фонда исследований проблем демократии. Социологи опрашивали 550 молодых людей из разных городов РФ (Москва, СанктПетербург, Самара, Великий Новгород и др.). Исследование называлось «Система высшего образования глазами молодых». Выводы социологов выглядят так.

Большинство молодых людей недовольны оторванностью высшего образования от рынка труда. В опрашиваемый период случился экономический кризис и настроения молодых людей были столь не оптимистичны, что многие были готовы были иммигрировать из страны. «Мы — патриоты, — пишут в анкетах молодые люди, — но мы не нужны нашей стране[4].

Любой чиновник, услышав такой «вопль души» сразу начинает думать о том, как расчистить трудовые места для молодежи? Получается плохо, потому что бюджетная сфера перенасыщена. Нужно использовать желание молодых попробовать себя на предпринимательской стезе.

Но смотрим выводы еще одного доклада Фонда исследования проблем демократии «Молодежь 2020: образ себя». Что здесь интересно, так это тот момент, что большинство молодых людей не знало до вуза, кем будет работать. И не знает после завершения обучения, кем будет работать. Значительная часть вчерашних студентов также не знает, где будет работать. Но знает, что не хочет работать на «чужого дядю». Знания, полученные в вузе, не соответствуют практике работы. Многие студенты говорили о том, что им не хватает знаний об управлении. Но эти знания не столь сложны, чтобы их преподавать исключительно в вузе.

Главная претензия большинства молодых людей, что ни школа, ни вуз не готовит их к жизни. Они мало знают о том, как устроено современное общество. То есть, если те же самые кружки дополнить составляющей, позволяющей применить новые навыки в жизни — то задача хотя бы частично да будет решена. Тогда не только студенты, но даже школьники, выйдя из стен учебного заведения после завершения учебы, будут готовы взаимодействовать с государственной системой.

Сделаем небольшое лирическое отступление. В последнее годы участились покушения на сетку школьного расписания. Дискуссии, что те или иные структуры и ведомства лоббируют введение в школах то уроков толерантности, то национальной политики, то инноватики мышления, не утихают. Помнится, сколько шума наделало обсуждение стандартов образования летом, когда пытались ввести школьный предмет «Россия в мире». Не так давно агентство Росбалт сообщило, что вот-вот должен появиться новый предмет, «призванный формировать самосознание россиян как единой нации, начиная со школьной скамьи». Член Совета при Президенте РФ по межнациональным отношениям Рамазан Абдулатипов и академик Российской академии наук (РАН) Валерий Тишков даже успели выпустить для будущих занятий учебники «Мы — российский народ» и «Российская нация».

Появление в сетке школьного расписания предметов, не связанных с учебными дисциплинами говорит о том, что руководители различных ведомств пытаются хоть каким-то образом формализовать работу в социальных сферах деятельности. Сама по себе школа уже не является единственным элементом системы образования. И уж тем более не является сегодня значимым элементом воспитания. Чтобы воспитать ребенка нужно изменить саму культуру жизни нашего общества, чтобы дети росли в хороших семьях с высоким социальноэкономическим статусом, чтобы они взрослели в высокоразвитом, духовном и богатом обществе, которое предоставит им массу самых разных возможностей. Однако повлиять на всю среду жизни нашего общества практически невозможно. Значит, не надо и браться. А вот на школу — хоть и трудно повлиять, но в определенной степени можно. Со школой можно работать формализованным способом – посредством организации уроков.

Насчет уроков патриотизма — мысль скорее не целесообразная. Патриотизму невозможно научиться на уроках. Его можно впитать с молоком матери. А вот насчет уроков экономики в сетке школьного расписания — надо еще думать.

О том, что нашу молодежь не надо агитировать за патриотизм свидетельствует еще одно исследование Фонда исследования проблем демократии 2011 года «Россия 2020 глазами молодежи»[5].

Большинство молодых людей, несмотря на разницу в оценках событий, происходящих в РФ, считают себя патриотами РФ. Но их патриотизм бездеятелен. Значительная часть респондентов адресует ответственность за восстановление экономики, например, руководству страны. И связывают это с централизацией власти. Ощущая себя патриотами, большинство молодых людей тем не менее любят «не слепо» и видят кризис национальной идеи.

Сложная экономическая ситуация должна была подтолкнуть молодых людей к признанию западных ценностей. Но большинство молодых людей предпочитают для России свой путь развития.

Важным является еще один момент исследования Фонда. Большинство молодых людей расставляют свои жизненные приоритеты следующим образом: создание семьи и рождение детей, материальное положение, жилье, самореализация. А значит, это свидетельствует о потенциале духовного здоровья нации. Но этот потенциал нужно сохранять и развивать действенными методами и соответствующими механизмами, которые позволят сформировать взаимообусловливающие элементы патриотизма: уважение к себе, любовь к семье, к своему народу, к стране и государству. Нужно осознать и принять, что забота о потомстве означает не только то, что у России есть будущее, но и то, что у нее есть настоящее.


[1] Заключительный прогноз-предостережение, demoscop.ru/weecly/knigi/ns_106/acrobat/glava8.pdf

[2] М. Локшин, «Трудовые мигранты», opec.ru/1447396.Html

[3] Опрос МегаФОМ в 2011 году

[4] «Система высшего образования глазами молодых». Аналитический доклад, стр. 16

[5] Фонд исследования проблем демократии, аналитический доклад «Россия 2020 глазами молодежи», стр.91)

This entry was posted in Доклады. Bookmark the permalink.

Comments are closed.